Умирающая красавица (1962 г., Новое время)

ИТАЛИЯ

Трудно найти другой город с такой романтической историей, как Венеция. За пятнадцать веков своего бытия она знала периоды необычайного расцвета и славы. Небольшой город на островках адриатической лагуны стал столицей могущественной морской державы, несколько столетий державшей в своих руках торговлю между Западом и Востоком.

В раздираемой феодальными усобицами Европе не было города богаче Венеции, неприступной с суши и охраняемой с моря многочисленным флотом. Венецианские купцы и венецианские адмиралы появлялись на всех берегах известного тогдашним европейцам мира. Со всей Италии стекались в Венецию зодчие, художники, скульпторы, актеры, поэты, искуснейшие мастера-краснодеревцы, камнерезы, стеклодувы. Здесь выросла великолепная школа живописи — Тициан, Веронезе, Джорджоне, Тинторетто, Себастьяно дель Пьом-бо, братья Беллини, Карпаччо, Тьеполо, Каналетто, Гварди и многие другие чудесные мастера…

Вдоль берегов Большого канала, пересекающего весь город, вырастали дворцы, один пышнее и богаче другого. В XV веке считалось бесспорным: эта удивительная водная магистраль — самая красивая, самая живописная улица Европы, И в XVII и в XVIII веке Венеция оставалась одним из средоточий европейской культуры, веселым и богатым городом, продолжавшим привлекать людей искусства и состоятельных путешественников из всех стран.

Только после захвата Наполеоном I и последующего включения в империю Габсбургов для Венеции наступили черные дни. Прекрасный город стал хиреть. Освобождение от Габсбургов, создание объединенной Италии вдохнуло новую жизнь в венецианский порт, а начавшееся со второй половины XIX века массовое увлечение туризмом сделало Венецию объектом паломничества десятков и сотен тысяч, а позднее и миллионов иностранцев.

Постепенно старая Венеция, расположенная на 118 островках, связанных между собой четырьмя сотнями мостов, стала превращаться в своеобразный музей.

Но любой музей требует заботливого ухода. Венеция же особенно нуждается в нем, потому что породившее ее море является одновременно и злейшим ее врагом. Ее палаццо и храмы построены на миллионах вбитых в болотистый грунт деревянных свай, скрепленных смесью из смолы, растительного масла и песка. Их со всех сторон омывает вода. Нужна поэтому непрерывная, неутомимая борьба с оседанием грунта.

Это интересно:  В стране Зимбабве (1962 г., Новое время)

Однако много прекрасных старинных зданий заброшено. Гибнут фрески работы великих мастеров, осыпаются, обваливаются в мутную воду каналов пышные лепные украшения фасадов, пятна плесени разъедают древние, медленно оседающие стены. Сколько десятков старинных колоколен-кампанил обвалилось за истекшее столетие, в том числе и знаменитая древняя Кампанила на площади святого Марка! Она рухнула в 1902 году. За семь лет — с 1905 по 1912 год — ее тщательно и любовно восстановили. Но только ее одну.

Правительство Италии и венецианский муниципалитет ничего не предпринимают, чтобы спасти неповторимую красоту древнего города, сохранить основательно поредевшие сокровища его искусства.

В первые послевоенные годы дельцы построили здесь около двух тысяч бетонных домов-коробок. Многие из них беззастенчиво вклинились между историческими зданиями, уродуя великолепные архитектурные ансамбли.

Тем временем островная Венеция разрушается гораздо быстрее, чем прежде. У старинных зданий появились новые враги, разъедающие и расшатывающие фундаменты: сточные воды промышленных предприятий и тысячи больших и малых моторных судов, винты которых производят в тихой воде узких каналов опасные завихрения. Моторные суда беспощадно вытесняют черные романтичные гондолы, которых осталось всего сотен пять вместо прежних полутора тысяч.

И есть еще одна опасность, пожалуй, самая грозная: побережье Адриатики постепенно опускается, и вместе с ним островки в венецианской лагуне. Из года в год нормальный уровень воды в лагуне и каналах неумолимо повышается примерно на полсантиметра. Во время нормальных приливов сердце Венеции — площадь святого Марка — всего на 40 сантиметров выше уровня моря. И при непогодах, девять-десять раз в году вода целиком заливает площадь и прилегающий к ней квартал.

Не удивительно, что в таких условиях город в лагуне постепенно пустеет. В 1951 году островная Венеция (без предместий на материке) насчитывала 175 тысяч жителей, в 1961 — только 135 тысяч.

Это интересно:  Жить становится всё труднее - из писем читателей (1962 г., Новое время)

Что же предпринимают власти Италии для спасения медленно умирающей адриатической красавицы?

Разговоров, проектов и обещаний очень много, но дальше дело не идет. Между тем и сейчас Венецию ежегодно посещают три миллиона туристов. Подсчитано, что каждый оставляет в среднем свыше 15 долларов; в целом это около 50 миллионов долларов. Но только 5 процентов из них попадает в кассу муниципалитета, и городской бюджет не вылезает из крупного дефицита, так что долги растут и муниципальное имущество заложено и перезаложено.

Муниципалитет составил несколько грандиозных планов «оздоровления» Венеции. Один из них «в принципе» утвержден министерством общественных работ. Но никто точно не знает, какие средства нужны для его реализации, не подсчитано даже, сколько старинных зданий грозят рухнуть, не принимаются меры против ядовитых сточных вод… Говорят, что потребуется то ли полтора то ли пять миллиардов долларов: цифры эти, разумеется, совершенно нереальны.

Организация «Италиа ностра» значительно скромнее: она считает, что на первое время нужно 450 миллионов долларов. Конечно, участие в «атлантической» гонке вооружений обходится Италии неизмеримо дороже. Но это вовсе не значит, что правительство попытается изыскать средства хотя бы для такого более скромного проекта. Судя по всему, от нынешних хозяев Италии помощи умирающей адриатической красавице ждать не приходится.

 

«Новое время» №40 за 1962 г.

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ