Новый Лоян — путевые впечатления (1962 г., Новое время)

КИТАЙ

О древнем Лояне невозможно не рассказать — особенно после того, как побываешь там не один раз…

Я стою на мосту через реку Лохэ и гляжу на красивую гору Ицю. Тысячелетия она высится здесь, придавая неповторимую прелесть пейзажу. Медлительные века произвели немного перемен в этих местах: та же река, те же холмы, те же рощи. Лишь последние десять лет преобразили Лоян и его окрестности.

Богата и пестра история города. Три тысячи лет тому назад князь Цзи Дань начал строить на этом месте городские стены. А за семь с лишним столетий до нашей эры другой чжоуский правитель учредил здесь свою столицу. Ветер истории перелистывал летописи Лояна. Одна династия уступала место другой. Времена расцвета сменялись врехменами упадка. Столетия то оживляли улицы шумными толпами торговцев, ремесленников и воинов, то приносили им запустение и разруху.

Люди создавали прекрасные сады, ставшие известными далеко за пределами городских стен. Поэты слагали песни. «Лоян, — писали они, — покорил мир своими пионами», или «Лоян собрал в себе красивейшие цветы Поднебесной». Врачи и ученые, зодчие и мастера керамики создавали с лазу Лояна. Взять хотя бы знаменитый «Баймасы» — «Храм белой лошади». Его построили во втором столетии, в самом начале распространения буддизма в Китае. Храм и поныне изумляет людей, раскрывая величие инженерной мысли и тонкое понимание прекрасного древними китайцами.

Но как ни знаменит Лоян и как ни велико место, которое он занимает в истории Китая, сегодняшний день этого города делает его еще более знаменитым. Тот, кто был в Лояне лет десять тому назад, сейчас не узнает города. Исчезают старые одноэтажные постройки, теряются дороги, рощи и даже целые села, располагавшиеся в предместьях. Кто долго не бывал здесь, тот наверняка будет поражен множеством новых улиц, парков и площадей, промышленных предприятий.

Шесть лет назад по берегам реки Цзяньхэ еще зеленели поля. Теперь же не верится, что когда-то здесь выращивался рис. На месте полей появились корпуса заводов, жилые здания, асфальтированные улицы, аккуратные рынки.

— То, чего мы достигли. — это лишь начало, — говорил мне председатель городского народного комитета Ян Цзи-фу. — Главное же впереди. Главное — это не прожитое и не настоящее, а будущее.

От Ян Цзи-фу я узнал, что немало времени потребуется для полной перестройки Лояна. Пока же тут еще много людей живет в старых районах с одноэтажными перенаселенными домами или во временных бараках. Эти трудности роста, конечно, не могут заслонить наиболее важного. Ведь, когда сегодня говорят — Лоян, то имеют в виду не трудности и лишения и тем более не древности, вроде «Баймасы» или Лунмыньских пещер с тысячами вырубленных в граните фигур буддийского пантеона. Сейчас прежде всего имеют в виду лоянский тракторный завод, а потом заводы юрного оборудования, подшипников, огнеупоров, хи- мических удобрений, текстильные и стекольные фабрики, Да мало ли предприятий построено в Лояне! Площади промышленных зданий и новых жилых домов намного превышают площадь всех строений старого Лояна.

Это интересно:  Рудольф Дёллинг о внешней политике ГДР (1962 г., Новое время)

Тракторный завод — один из самых замечательных заводов, созданных здесь в годы народной власти. Он входит в число тех более чем ста семидесяти промышленных объектов, которые построены в Китае с помощью Советского Союза. Размеры этого предприятия поражают воображение. Судите сами: высота заводских цехов достигает 18 метров, то есть высоты шестиэтажного здания, а длина некоторых из них — не менее километра.

Самое современное советское оборудование, самый высокий технический уровень, — вот что характерно для нового завода. Его годовая мощность — 15 тысяч тракторов марки «Дунфан хун» («Восток алеет»). Отличные это машины! На таком тракторе за день можно выполнить работу, какую делают сорок крестьян и сорок волов, не покидающих поля от зари и до зари.

Первые китайские тракторы! Как это понятно советским людям, которые, кажется, совсем недавно радовались пуску Волгоградского тракторного завода — первенца нашего тракторостроения. Тогда мы были одни, без щедрой помощи друзей, в неизмеримо более тяжелых условиях. Теперь же вместе с китайскими тракторостроителями праздновали пуск Лоянского завода рабочие и служащие 57 предприятий в 17 советских городах. Они выполняли главные заказы ударной стройки Китая.

Московские, ленинградские и харьковские проектные и научно-исследовательские учреждения работали над созданием Лоянского тракторного. На нем, как и на других промышленных объектах, построенных с помощью нашего народа, со всей силой проявилась братская солидарность и интернациональная взаимопомощь, свойственные советским людям.
Весь Китай помогал строить тракторный завод. Сто тридцать предприятий снабжали стройку оборудованием и материалами, а около шестисот заводов выполняли заказы на вспомогательное оборудование. Крестьяне из Цзянсу слали в подарок строителям кирпич, а из Хэйлунцзяна — растительное масло и муку. Пионеры собирали металлический лом и переводили вырученные деньги строителям.

В течение веков китайцы строили гигантские дамбы, стены и каналы. Современное оборудование заменяла им совершенная организация труда огромных масс людей. На строительстве тракторного завода организаторские качества- и изобретательность китайцев были удвоены революционным энтузиазмом и дополнены самой современной техникой. Это породило трудовые подвиги, которые войдут в летопись эпохи. За 38 дней, например, был создан корпус цеха моторов площадью в 25 тысяч квадратных метров, на что по обычным нормам требовалось полгода.

Это интересно:  Независимая Уганда (1962 г., Новое время)

Ныне у заводского коллектива новые задачи.

— Мы добиваемся перестройки цеха для выпуска новой модели трактора, не прекращая работу по выпуску старой модели ни на один день, — говорил мне начальник цеха Хао Юй с такой убежденностью, как будто это было самое пустяковое дело.

В комнату, где мы беседовали, заходили все новые и новые люди. Они прислушивались к нашему разговору, вставляли свои реплики…

— У нас всегда было много сил, — продолжал Хао, — но не хватало опыта и технической подготовки. Нередко план выполняли только потому, что по несколько суток не покидали цеха, забывая о сне и домашнем отдыхе.

Теперь для большинства цехов Лоянского тракторного завода ритмичная работа становится законом. Непрерывно растет культурно-технический уровень рабочих.

Лоян расположен в провинции Хэнань, в плодородной равнине Китая. Здесь озимую пшеницу высевают в конце сентября и убирают в начале мая. Затем высаживают овощи, бобы или просо с тем. чтобы успеть собрать урожай до посева озимых. Говорят, что Хэнань в состоянии прокормить сто миллионов человек, если умело использовать неисчерпаемое плодородие ее лёссовых почв. Но для этого надо прежде всего перейти от мускульной силы человека и животных к тракторам.

С конвейера Лоянского гиганта непрерывной вереницей сходят тракторы. Крестьяне Хэнани меняют волов на «железных буйволов». В этом великий смысл и значение Лоянского завода. А в конструкторском бюро инженеры работают над созданием новых типов тракторов. Для заболоченных земель и заливных рисовых полей нужны легкие машины. Террасированные поля, поднимающиеся неширокими уступами по склонам многочисленных гор и холмов, требуют совсем иных типов машин. То же самое относится и к разбросанным по Центральному Китаю маленьким участкам, издавна обсаженным по межам шелковицей. Там не развернуться обычной машине. В китайской деревне много своих особенностей, с которыми надо считаться. Именно поэтому первый тракторный завод стал и первым центром проектирования и конструирования машин, приспособленных к специфическим условиям страны.

Новый облик Лояну придают не только заводские корпуса с дымящимися трубами и линии электропередач. Изменился весь уклад жизни. Раньше здесь было 160 рабочих, сейчас их — 150 тысяч. Они выросли вместе со стройкой. Это — бывшие пастухи и землепашцы с желто-бурых окрестностей Лояна. Они освоили технику и восприняли дисциплину современного промышленного производства. Бывший крестьянин Ли Фу-ю начал свой путь на стройке землекопом, потом стал геодезистом. Сейчас он рабочий высшей квалификации. Двадцатитрехлетним деревенским парнем пришел сюда Фу Гуан-яо. Ныне же это известный рационализатор, предложивший ряд важных усовершенствований.

Это интересно:  Эксцентричный миллионер - заметки из международной жизни (1962 г., Новое время)

Так меняется Лоян, меняются его люди. Здесь никто не скрывает, что это способно повергнуть в грусть отрешенного от жизни любителя древности, привыкшего видеть только куски прошлого, но не желающего замечать могучей поступи современности. Но оста-вим в покое такого чудака: пусть перелистывает историю древнего города, никто не собирается ее зачеркивать. А китайцы, которые, засучив рукава, строят свое счастливое будущее. с большим удовольствием прислушиваются к бурному дыханию жизни. Они создают преимущественно дворцы индустрии.

Впрочем добрые традиции старины Лоян не забывает. Среди этих традиций — цветы, чудесные пионы Лояна, покорившие, по словам поэта, всю Поднебесную.

 

И. ЛОБОДА

«Новое время» №40 за 1962 г.

ПОДЕЛИТЕСЬ ЗАПИСЬЮ